Предполагаемый «паэский бомбист» оспорил оценки экспертов

На вчерашнем заседании Харьюского уездного суда Мярт Рингмаа усомнился в компетентности судебных экспертов и лабораторий.

Несмотря на то, что вчера суд собрался лишь для того, чтобы проверить, готовы ли стороны к назначенным на 12 и 13 июня судебным прениям, в зале разгорелся жаркий спор.

Дело в том, что присяжный адвокат Урмас Симон передал суду ответ Центра аккредитации, присланный на письмо Мярта Рингмаа, и попросил, чтобы суд присоединил его к документам дела.

Согласно письму Центра аккредитации, к примеру, эксперт по вопросам ДНК Ану Аас­пылллу из Центра судебной экспертизы и криминалистики (ныне Эстонский институт судебной экспертизы) не имела права проводить по делу Рингмаа экспертизы ДНК и подписывать эти бумаги своим именем.

«На момент проведения экспертизы Ааспыллу не являлась аккредитованным экспертом. Она получила это право лишь 27 апреля 2006 года», — заявил Рингмаа.

Такую же претензию Рингмаа предъявил по поводу лаборатории и экспертов, которые проводили анализ взрывчатых веществ, устройств и материалов. Мол, на момент экспертизы они также не имели аккредитации.

Как утверждает Рингмаа, он решил поднять эту проблему после недавнего решения Госсуда, согласно которому измерять степень опьянения водителя имеет право только имеющая аккредитацию больничная лаборатория.

Проанализировав письмо Центра аккредитации, государственный прокурор Маргус Курм сказал: «Если исходить из этого письма или если руководствоваться решением Госсуда по поводу проступка, то судебные прения по делу Рингмаа следует отменить».

По оценке Курма, нельзя сравнивать несравнимое: Закон об измерениях и Пенитенциарный кодекс, из которых последний является более поздним и, к тому же, конституционным законом, а первый — более ранним и, к тому же, обычным законом.

Более того, как утверждает Курм, в пенитенциарном законодательстве ни слова не говорится об аккредитации.

«Послушайте, если кость торчит из голени, а рентгеновский аппарат, который фиксирует это, не аккредитован, то тогда и перелома нет?» — спросил Курм.

Прокурор вспомнил о том, как в советское время прокуратура контролировала работу суда. «Так что, теперь это делает Центр аккредитации?» — спросил Курм.

Вчера суд взял время на размышление до 27 мая, после чего объявит, будут ли представленные Рингмаа бумаги присоединены к судебным материалам.

Самые тяжкие преступления, в которых государство обвиняет Рингмаа — это организованные в течение последнего десятилетия 12 жестоких и циничных взрывов, в которых погибли семь человек, а государству был нанесен ущерб в размере 7 миллионов крон.

В случае если суд признает его виновным, 70-летнего Рингмаа ждет пожизненное лишение свободы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *